«Газпром» и «Нафтогаз»: многолетний конфликт

В 2017 году Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма (ГТК) завершил устные слушания по спору между Национальной акционерной компанией «Нафтогаз Украины» и Публичным акционерным обществом «Газпром» по договору купли-продажи газа от 2009 года. Решения было принято в марте 2017 года.

Арбитражный институт рассматривал два спора между компаниями: по договору купли-продажи и по транзитному договору. Помимо изменения условий контракта «Нафтогаз» в совокупности добивался компенсации более $ 28,3 млрд. Украинское общество возлагало большие надежды на результаты такого судопроизводства, которое якобы должно было положить конец затянувшемуся спору. Но дело не так просто, как кажется. Старший партнер ЮФ «Ильяшев и Партнеры» Роман Марченко, который в свое время был назначен арбитром Стокгольмского арбитражного суда, дал интервью Национальному информационному агентству «Украинские новости» об особенностях арбитражного разбирательства и спора между «Нафтогазом» и «Газпромом», а также рассказал о механизмах и способах исполнения решения в случае невыполнения той или иной стороной решения, оставленного в силе арбитражным судом.

Стокгольмский международный арбитраж особенный тем, что в отличие от обычного судебного процесса, есть конфиденциальность, в том числе конфиденциальность судопроизводства и конфиденциальность окончательного решения. Все, что раскрывали «Нафтогаз» и «Газпром», т. е. – заявленная сумма, основания, обоснования и т.д. — делается на основе собственной свободной воли. Очень часто стороны участвуют в арбитражных судебных процессах, не заявляя о таком участии и не предавая его гласности. Вот почему трудно однозначно сказать, что не было никаких решений в отношении больших сумм вообще. На первый взгляд, судя по ряду случаев, которые «Газпром» имел с другими европейскими покупателями в процессе отказа от принципа «бери или плати», этот случай самый большой.

А если взять «Газпром» и историю его арбитражной практики, будут ли эти суммы также на первых местах среди всех известных дел? Точно сказать сложно. Есть дела ЮКОСа (компании группы ЮКОС в споре с РФ), где окончательные арбитражные решения подразумевали огромную сумму компенсации (более $ 50 млрд). Дел с большими премиями достаточно, но в каждом случае (даже если забыть о делах «Газпрома» и принципе «бери или плати») суммы, заявленные двумя монополиями – «Нафтогазом» и «Газпромом», одинаково достаточно существенны.